Мифы Катыни и «дело» Василия Макаровича Кононова: «знаменатель»-то общий
2010-05-30 
Комментарии (1)
Источник: BAS, www.kprf.ru, TVCi, Polit.lv, Periodika
Автор: В.Разумов, А.Элкин, polit.lv, и др. 
Недавно стало известно, что европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворил апелляцию Латвии, которая оспорила вердикт Суда о незаконном осуждении советского партизана. Большая палата Суда отменила решение малой палаты, которая 24 июля 2008 года сочла приговор Латвии в отношении В.М.Кононова незаконным на основании статьи 7 европейской Конвенции о защите прав человека.

На стороне В.М.Кононова остались лишь трое судей, включая президента ЕСПЧ француза Жан-Поля Коста. Остальные 17 судей отдали свои голоса в пользу Латвии. В числе судей, голосовавших в пользу Кононова, – Михая Поалелунги от Молдавии и Нейбора Вучинич от Черногории.

В деле «Кононов против Латвии» больше политики, чем правосудия. «Суд не может игнорировать политический фон, cтавки очень высоки. Это может побудить начать задавать вопросы и о других возможных преступления западных союзнических войск», – прокомментировал газете разбирательство в Страсбурге политолог и экс-министр интеграции ЛР Нил Муйжниекс.

По словам адвоката ветерана Михаила Йоффе, у него еще остается возможность настаивать на пересмотре дела на основании статьи 80 регламента Страсбургского суда. Эта статья предусматривает пересмотр решения на основании обстоятельств, которые ранее не были известны суду, но имеют решающее значение.


Что же произошло в мае 1944 года в латгальской деревне Мазие Бати?



Мифы Катыни и «дело» Василия Макаровича Кононова:
«знаменатель»-то общий


Недавно стало известно, что европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворил апелляцию Латвии, которая оспорила вердикт Суда о незаконном осуждении советского партизана. Большая палата Суда отменила решение малой палаты, которая 24 июля 2008 года сочла приговор Латвии в отношении В.М.Кононова незаконным на основании статьи 7 европейской Конвенции о защите прав человека.

На стороне В.М.Кононова остались лишь трое судей, включая президента ЕСПЧ француза Жан-Поля Коста. Остальные 17 судей отдали свои голоса в пользу Латвии. В числе судей, голосовавших в пользу Кононова, – Михая Поалелунги от Молдавии и Нейбора Вучинич от Черногории.

В деле «Кононов против Латвии» больше политики, чем правосудия. «Суд не может игнорировать политический фон, cтавки очень высоки. Это может побудить начать задавать вопросы и о других возможных преступления западных союзнических войск», – прокомментировал газете разбирательство в Страсбурге политолог и экс-министр интеграции ЛР Нил Муйжниекс.

По словам адвоката ветерана Михаила Йоффе, у него еще остается возможность настаивать на пересмотре дела на основании статьи 80 регламента Страсбургского суда. Эта статья предусматривает пересмотр решения на основании обстоятельств, которые ранее не были известны суду, но имеют решающее значение.


Что же произошло в мае 1944 года в латгальской деревне Мазие Бати?

В мае 1944 года партизанский отряд 1-й Латвийский партизанской бригады под командованием Василия Кононова уничтожил девятерых жителей латгальской деревни Мазие Бати за то, что те предположительно выдали немцам 12 партизан.

Приводя в исполнение приговор об уничтожении коллаборационистов, партизаны казнили и женщину, которая в момент расстрела была беременной.

По словам Кононова, в феврале 1944 года 12 партизан, войдя в деревню Малые Баты, постучались в дверь дома местного жителя Модеста Крупниекса, который накормил их и уложил их спать в сарае.

После того, как хозяин дома убедился, что отряд красных партизан спит, он сообщил о них своему соседу Булсу, старшему группы шуцманов в этом селе. Тот сразу же поехал в соседнюю деревню, где располагался немецкий гарнизон.

Утром сарай с партизанами был окружен немцами, подожжен и все, кто в нем находился, погибли в огне. Вырваться из запертого сарая попытались радист и медсестра Таня с ребенком, но они были расстреляны при выходе пулеметными очередями.

По итогам спецоперации по уничтожению партизан Крупниекс получил от гитлеровской полиции награду — деньги, новую веялку, 10 кг сахара и строительный лес.

Согласно показаниям Кононова, данными им на судебном процессе, он должен был провести операцию по уничтожению полицаев в соответствии с приговором партизанского трибунала о наказании предателей из числа жителей села Малые Баты.

По мнению инициаторов «дела» В.М.Кононова с латвийской стороны, обстоятельства дела выглядят так:

«27 мая 1944 года, накануне Троицы, в деревню под руководством Василия Кононова прибыло спецподразделение «красных партизан», одетых в форменную одежду немецкой оккупационной армии. Партизаны разошлись по хуторам и собрали всех присутствующих мужчин, а также трое женщин, и их убили.

Одна из женщин была на 9-ом месяце беременности. Во время акции были убиты: Шкирмант Зулиан, 49 лет, — расстрелян, Шкирмант Владислав, 38 лет, — расстрелян, Шкирмант Бернард, 50 лет, — сожжен живьем, Шкирмант Гелен, жена Бернарда, 57 лет, — сожжена живьем, Крупник Модест, 49 лет, — расстрелян, Буль Амвроси, 54-х лет, — расстрелян, труп сожжен, Крупник Вероника, 63-х лет, — расстреляна, труп сожжен, Крупник Николь, 37 лет, — расстрелян, труп сожжен, Крупник Теко, 34-х лет, — ждала ребенка, расстреляна, труп сожжен.

Факт насильственной смерти констатирован из записи в церковной книге, на основании архивных документов и свидетельских показаний 24 человек: детей убитых и жителей соседних деревень.

На основании архивных документов установлено, что Малые Баты не были включены в список опорных пунктов полиции немецкого оккупационного управления данного района, и ни один из жителей, убитых в этой акции, не был мобилизован в действующую службу и не состоял в милитаризованных формированиях немецких оккупационных властей. Все они были родом из этой деревни.

Насильственная акция против мирных жителей в мемуарах ее исполнителей описывается как акция возмездия, а не как военная операция. Никто из жителей во время акции сопротивления не оказывал.

Из свидетельских показаний видно, что после убийства людей, их дома были разграблены. Партизаны с собой взяли скот, продовольствие и одежду. После разграбления многие дома вместе с хозяйственными построениями были сожжены.

Формальной причиной акции, совершенной спецподразделением Василия Кононова, послужил случай в феврале 1944 года. Тогда подразделение немецкой оккупационной армии окружило и уничтожило группу «красных партизан», которая спряталась в деревне.

После этой акции напуганным жителям для самообороны были выданы винтовки, которые они спрятали в недоступных для детей местах. Официальных документы и фотографии, подтверждающих, что в гибели «красных партизан» причастны жители деревни, найдены небыли».
Неправда ли, очень напоминает гебельсовское: не важно, говорите вы правду или ложь, главное, чтобы вам верили! И верят ведь и сегодня.

Эпизод в Малых Батах для судей действительно достаточно сложный.

Это отмечают многие современные юристы, в частности, эксперт Московского бюро по правам человека Семен Чарный:
Отряд под руководством Кононова в мае 1944 года уничтожил девятерых жителей латгальской деревни Мазие Бати за то, что те предположительно выдали немцам 12 партизан.

Латвийские власти расценили как военное преступление, поскольку среди убитых были две женщины, одна из которых была беременной. Кроме того, пятеро убитых были расстреляны, а четверо сожжены заживо. По версии самого Кононова, его отряд приводил в исполнение приговор об уничтожении коллаборационистов.

О том, что среди уничтоженных партизан была женщина с ребенком и что большинство советских разведчиков были сожжены с подачи и «по наводке» «мирных жителей» деревни, что убийство было совершено в их присутствии, никто из инициаторов с латвийской стороны «дела Кононова» даже не вспомнил. (Примечание Polit.lv).

Забыв о том, что события в Малых Батах происходили в период продолжавшейся Великой Отечественной войны, во время активных действий Красной Армии по изгнанию фашистов-интервентов с территории СССР, куда и де-факто и де-юре входила Латвия, современные юристы вынуждены глубокомысленно «размышлять»: с одной стороны, действия отряда Кононова преступление против человечности, не имеющее срока давности. С другой – известно, что и жители благополучно сдали немцам советскую разведгруппу, за что получили от немцев деньги, стройматериалы и продукты.

Да, любой эпизод, связанный со смертью людей, не простой ни с эмоциональной, ни с рациональной точки зрения. Однако, в действиях отряда Василия Михайловича Кононова по разгар важнейших событий 2-ой мировой войны только больному воображению может привидиться преступление против человечности.

Напомним, как рзвивались события по делу В.М.Кононова.

«Насколько это порядочно, справедливо и по-людски через 50 лет после окончания Второй мировой войны судить человека, который воевал на стороне союзников, который воевал против нацистов?!» — спросил у представителя правительства ЛР судья Евросуда по правам человека Эгберт Мийер из Голландии.

Только, наверное, ради одного этого вопроса судьи высшего суда континента и стоило бывшему советскому партизану Василию Кононову обращаться с иском против нашего государства, против нашей Фемиды, превратившей борца антигитлеровской коалиции в военного преступника.

Предварительные публичные слушания дела "Кононов против Латвии" уже прошли. По их итогам суд должен будет решить — принимать ли этот иск ветерана к рассмотрению по существу.

Уже сам факт того, что предварительные слушания были объявлены открытыми, говорит о том, насколько Евросуд придает этому иску большое значение. Не только юридическое, но и в какой–то степени политическое.

Отметим, что третьей стороной в рассмотрении судебного дела выступает российское государство — тогдашний президент РФ Путин присвоил Василию Кононову гражданство России, после того как латвийская Фемида начала уголовное преследование ветерана.

Еще в 1998 году прокуратура предъявила престарелому борцу–антифашисту обвинения в геноциде и военном преступлении!

Кононову вменялся в вину расстрел 9 жителей села Малые Баты в Латгалии. Прокуратура утверждала, что расстрелянные Кононовым и его партизанским отрядом люди были мирными жителями, а стало быть — это военное преступление.

После долгих судебных тяжб в итоге Верховный суд присудил Кононову тюремное наказание сроком на 1 год и 8 месяцев. Этот мягкий приговор за геноцид (!) уже свидетельствует о том, что высшая судебная инстанция ЛР не была настроена квалифицировать действия партизана как военное преступление.

Но судьи, видимо, просто не решились идти против официальной позиции государства.

"Мы надеемся, что Европейский суд по правам человека даст справедливую оценку и приговору латвийского суда, и политике латвийского руководства, направленной на пересмотр итогов Второй мировой войны, направленной на ПЕРЕСМОТР РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ", — заявил на открытии публичных слушаний в Евросуде по делу Кононову его адвокат Михаил Иоффе.

Кто–то из российских представителей на процессе в Страсбурге заметил в кулуарах суда, что нынешнее рассмотрение в Евросуде может стать для Латвии вторым Нюрнбергом — если суд континента не станет ограничиваться оценкой одного действия Кононова в Малых Батах, а попытается посмотреть на происходящее в Латвии более широко.

"В современной Латвии борцы с нацизмом превращены в оккупантов, им запрещено даже надевать свои боевые ордена! Тогда как легионеры Ваффен СС пользуются различными социальными привилегиями, государство выделяет деньги по уходу за могилами легионеров", — сообщил суду Иоффе.

В своем выступлении адвокат особо подчеркнул, что его подзащитный во время войны в составе партизанского отряда боролся с нацистской оккупацией. Его действия с точки зрения истории и международного права нельзя трактовать иначе как народное сопротивление захватчикам.

Он обвинил латвийскую Фемиду и правительство ЛР в том, что они пытаются представить действия Кононова и остальных советских партизан как действия представителей советских оккупантов против мирных жителей. Иными словами, советские оккупанты сражались с нацистскими, а мирные жители оказались между двух оккупационных сил.

"С таким подходом Латвии Россия никогда не согласится!" — заявил Иоффе, его тут же поддержала официальный представитель РФ в Евросуде Вероника Милинчук. Касаясь эпизода в Малых Батах, российские участники судебного заседания пояснили, что упомянутые мирные жители на самом деле были далеко не мирными. Они активно помогали нацистским оккупационным силам в борьбе с партизанами.

За несколько дней до того момента, как пали от рук партизан, эти селяне сдали гитлеровцам партизанскую бригаду майора Чугунова. "Так называемые мирные жители Малых Бат просто сообщили гитлеровцам о том, что партизаны и их семьи расположились на ночлег в конкретном доме.

В результате нацисты и их приспешники окружили партизан и уничтожили. Расстреляли всех, включая грудного младенца! После чего трибунал партизанского отряда постановил уничтожить тех, кто сдал нацистам группу Чугунова. Кононову и его боевым товарищам было поручено привести приговор в исполнение", — рассказал Иоффе.

Латвийский официальный представитель в Евросуде И. Рейне говорила о том, что трибунал партизанского отряда не является каким–то легитимным решением, позволяющим уничтожать мирных жителей, в отношении которых действуют законы военного времени. На это адвокат Кононова указал, что расстрелянные партизанами 9 жителей Малых Бат были вооружены, и вооружили их нацисты.

"Начиная с 1943 года нацисты не выдавали просто так оружие местным жителям, поскольку боялись, что оно попадет в руки партизан. Нацистское командование вооружало лишь тех, кто непосредственно помогал в борьбе с партизанами, то есть кто был пособником гитлеровцев. Пособниками являлись так называемые шуцманы и их семьи.

Они получали оружие после того, как присягали на верность фюреру. Даже латвийский суд в своем приговоре констатировал, что убитые жители Малых Бат имели оружие. А значит, по законам военного времени они переставали быть мирными жителями и на них не могла быть распространена Гаагская конвенция о ведении военных действия от 1907 года", — заявил Иоффе.

После выступлений всех сторон в этом деле судьи еще задавали представителям сторон множество вопросов. И о том, какое законодательство де–юре действовало в Латвии в период нацистской оккупации, и о том, почему латвийская Фемида решила придать нормам Женевской конвенции 1949 года обратную силу действия. Ключевым же можно считать вопрос голландского судьи, с которого мы и начали наш рассказ о публичных слушаниях в Страсбургском суде.

Уже в ближайшие дни мы узнаем, будет ли Евросуд рассматривать данное дело по существу. Рискнем предположить, что да. Причем в первоочередном порядке, учитывая состояние здоровье 84–летнего Кононова. Он считает, что латвийское государство в отношении него нарушало основополагающие статьи Европейской конвенции об основных свободах и правах человека.
В частности, статью о запрете привлекать к уголовной ответственности за преступления, которые в момент их совершения не являлись преступлениями по действующему в тот период законодательству. Так, действовавший де–юре в Латвии Уголовный кодекс Латвийской ССР не предусматривал привлечения к ответственности за военные преступления. Тем более тех, кто воевал в составе народного ополчения. Также Кононов обвиняет Латвию в негуманном обращении к нему, в длительном рассмотрении дела в суде и в необеспечении права на эффективную защиту в суде.

Поддержка Василия Макаровича Кононова, по нашему мнению, дело чести нормальных и порядочных людей!

Polit.lv

Читайте еще по теме
Комментарии
Имя E-mail
 
 
Top.LV