ГЕРКЕНС БЕЗ ПАРТНЕРОВ. ЧЕЛОВЕК-ИМПЕРИЯ
2004-04-13 
Комментарии (6)
Источник: www.chas.lv
Автор: Елена ТИТОВА 
Раймонд Геркенс - владелец сети магазинов «Геркенс ун партнери» - человек в Латвии известный. И своей историей - начинал с бармена, стал миллионером, и своей империей - может, и не каждый отоваривается в его магазинах, но о них определенно знают все.

«Деловой» хотел поговорить с ним о вступлении в Европу - как это может повлиять на торговый бизнес, а получилось - шире.

Вместо пролога

Г-н Геркенс не скрывает своей состоятельности - нравятся дорогие машины, он и ездит на серебристом «роллс-ройсе», нравятся хорошие часы, он и носит Shopard в роскошном бриллиантовом корпусе. Но в этом нет ничего показного - на каждый палец кольцо не наденешь, спокойно замечает он. Не скрывает и своего прошлого - начинал, как многие в советские годы, с общепита, но по большому счету стал бизнесменом задолго до того, как получил свою знаменитую лицензию номер 1 на предпринимательскую деятельность.

Еще в глубоко советские времена г-н Геркенс успел побывать заместителем председателя колхоза и отвечал за всякую «непрофильную деятельность» - производство вина, мороженого и т. д. Была даже такая новаторская идея, как поставки конского навоза во Францию. «А что? В колхозе было развито коневодство, отходы - экологически чистый, натуральный продукт. Чего добру пропадать?» Казалось бы, деньги под ногами лежат, в буквальном смысле слова - греби лопатой. Так бы и наладили экспорт, уже и покупатель нашелся, и переговоры шли, да не добыли упаковочной линии, больно дорогой оказалась, а без соответствующей тары французы принимать товар отказывались.

К колхозной жизни относится и первый болезненный урок - председатель, депутат Верховного Совета, приличный человек, как полагал Раймонд, убедил его вложить деньги в дело, пообещав вернуть после сева. Сев прошел, деньги не вернулись, был страшный скандал, и Геркенс остался гол как сокол, т. е. на полном нуле. Две недели он пребывал в состоянии шока, машину пришлось продать, выяснить, какой общественный транспорт ходит в Берги, хотя не хватало иногда даже на билет. Одним словом, было трудно и «на душе очень печально». Но за углом уже маячила «новая красивая жизнь».

Империя: развивать можно что-то одно

- Я был в ауте и думал, что делать. Думал-думал, и в конце-концов все сложилось. В соседнем колхозе работал мой дальний родственник, и я неплохо знал, как там обстоят дела. Это еще были времена дефицита, но Горбачев уже разрешал что-то делать. Колхоз производил мороженое, но у него не было своей торговой сети, а в Риге как лето - мороженого нет. Я зашел посередине - все это организовал. В принципе, с этого мороженого и начался подъем. Одна точка, вторая, пять. Это уже был практически частный бизнес - где-то 87- 88-й гг.

- Как же появилась лицензия номер 1?

- Проблема кооператива была в том, что юридически там не могло быть меньше трех владельцев. Больше - пожалуйста! Меньше - нельзя. Нас было четверо-пятеро, кто-то хотел сразу получать прибыль, покупать машины и дома, а я хотел вкладывать - вот построим еще один цех, а потом... К тому времени я уже кое-кого знал и как-то в частной беседе поплакался, сколько нервов уходит. Дескать, хочу все делать сам и сам за все отвечать. Или пан, или пропал. Мне говорят: напиши заявление на предприятие одного владельца, хотя законодательства еще соответствующего не было. Попросили название придумать. Сразу ничего в голову не шло, а потом так и назвал - Gerkens и Ko. Все-таки советский человек, ездил в Германию, видел там надписи... Она жива и по сей день, а потом уже появилась «Геркенс и партнеры».

- А партнеры есть?

- Есть. Куда я денусь? Один из давних моих соратников - Андрей Васильев, с которым мы работаем вместе долгие годы. В большом бизнесе одному трудно.

А тогда я особенно не нервничал - разрешат или нет. Уехал в Германию, приезжаю, мне звонят: приезжай, получай лицензию. Это и была первая лицензия на предпринимательскую деятельность: совминовская бумага со штампом - разрешается. А что дальше, как работать, как бухгалтерию вести? Ничего не ясно, так что я у дочки взял листочек, разграфил его и просто нарисовал дебет-кредит.

- Что дало вам создание своей фирмы?

- Все. Было много направлений, но я уже тогда понял, что нельзя разбрасываться, надо трезво оценивать свои возможности, людские ресурсы, финансы. Развивать надо что-то одно. Я в общепите работал, это близко к торговле, поэтому в этом направлении и пошло. Был у нас и первый валютный магазин в Латвии, но со временем все отошло. Когда делаешь сеть большую, туда уходят все силы.

- Вы уже тогда мыслили такими категориями?

- Это я начитался «Финансиста» Драйзера, чего-то нахватался, когда мотался в Европу.

- Концепция магазинов была определена изначально?

- Время показало, что выбор был правильным. Ну, сколько богатых в Латвии - на три магазина? Я покупаю вещи в дорогих магазинах, а ношу те же полгода, что носятся купленные в наших.

- Что такое «магазин Геркенса»?

- Магазин для нормальной жизни.

- Какой период оказался для вас самым тяжелым?

- Да все. За эти 14- 15 лет не было такого времени, чтобы что-то не менялось в законодательстве. Думали, что будет наконец уже какая-то стабильность - и пожалуйста, идем в Европу.

Пережили рэкет, переживем и Европу

- Значит, вы евроскептик?

- Мне Европа сто лет не нужна. Я не скрываю, что голосовал против. Я не понимаю, почему нас ставят в неравное положение. С 1 мая вводят квоты, а некоторые при этом уверяют, что цены будут ниже. Это же полная чушь. Например, у нас будут ограничения на несколько групп товаров. В частности, на одежду и обувь, произведенные вне Европейского союза, будут годовые квоты. Причем если по обуви их выделили на страну, то по одежде - на всю Европу. И есть вариант, что я вообще ее не получу. Кроме того, квоты стоят денег - так что мало того, что количество ограничивают, так за него еще и платить надо!

- Насколько могут вырасти цены? Поднимутся ли они в ваших магазинах?

- Пока трудно сказать, хотя вырастут точно. На обычные джинсы, сейчас доступные всем, пошлина составит столько же, сколько стоит само изделие. Получается стопроцентный рост! Но я цены не буду поднимать ни в коем случае. А как это можно сделать в Резекне, Гулбене, Айзкраукле? Просто буду жить с меньшей прибыли, компенсируя потери за счет увеличения оборота.

- Многие пытаются закупиться сейчас впрок. Это относится и к покупателям, и к торговцам? Вы тоже сделали запасы?

- Торговцы действительно запасаются. Но сколько можно купить в запас? На месяц? Больше? На всю жизнь все равно не закупишься! Хотя логистика оказалась не готова даже к такому росту продаж, транспорт не справляется. А деньги? Даже мне пришлось брать кредит, причем довольно крупный. А что делать малым предприятиям - им придется поднять цены, или они просто вымрут.

Ну ничего, пережили рэкет, переживем и Европу...

Власть: кому нужны такие времена?

- Однако вы в свое время были спонсором «Латвияс цельш», первого и главного идеолога нашего вступления в Евросоюз.

- У нас тут в «Черной кошке» собирается клуб, играем в золу. Я как-то встретил Мариса Гайлиса и сказал ему: «Что происходит? Мы же не знали, что все так получится!» И никто не знал, чем нам обернется вступление в ЕС. А теперь уже поздно что-то менять. Может, с точки зрения государственных интересов в этом и есть какой-то смысл, но я его абсолютно не вижу. Возможно, единственный плюс - снятие границ, но искупит ли он все минусы?

- Так может, вам нужна какая-то государственная поддержка?

- Лучшей поддержкой было бы объяснение всех новых норм и правил. А то до сих пор остается масса неясностей. Работать очень трудно.

- А как вы вообще контактируете с властью?

- Ну, например, «новые времена» обошлись нам почти в миллион. Вот звонит как-то сторож в ужасе, голос срывается: «Тут такое!» Это было на нашей базе (там же, где таможенные склады), выглядываю в окно, а там целая команда, человек 20- 25 - в масках с автоматами. Просто боевик. Говорят: у нас был сигнал, надо проверить груз. И проверяли больше двух месяцев, а товар был сезонный и, естественно, устарел. И ведь обратиться не к кому - настоящее беззаконие, причем смешное - с автоматом на дешевую китайскую обувь. Если такие времена, такое правительство, кому оно тогда надо?!

Вместо эпилога

Правительства Репше, однако, уже нет, а Раймонд Геркенс, несмотря на все европы, строит планы на будущее. Пускать прахом пятнадцать лет работы он точно не собирается. В этом году планирует открыть еще 10 магазинов. Нашествие западных конкурентов его не пугает - «они придут, а мы уже здесь», да и в занятую нишу никто пока особо не стремится.

Бдительность, правда, не помешает. Несмотря на то, что основным направлением остается торговля, яйца грамотно разложены в разные корзины: около 30 процентов оборота приходится на недвижимость (она сдается в аренду), работают таможенные склады (будущее которых в связи с ЕС несколько туманно). И все же на вопрос, не собирается ли г-н Геркенс предпринять экспансию на соседние рынки, он загадочно отвечает: «Никогда не говори никогда. Все-таки пар должен куда-то вырываться. Все-таки это в генах что-то такое - не останавливаться на достигнутом».

Ничего невозможного в этом нет, считает Раймонд Геркенс. Единственное, чего не хватает, так это академических знаний - «жаль, что я не учился где-нибудь в Кембридже, мне все пришлось постигать на практике. Но ничего, зато я рисковый. Обычно люди осторожные находят тропинку и аккуратно по ней топают. Я же всегда готов рискнуть».

Для души

А для души у Раймонда Геркенса рыбалка, для чего он даже завел собственные пруды. Хотя ездит порыбачить и за границу. Самое большое достижение - 18-килограммовый карп. Фанатеет от процесса. Потому что рыбу не ест. Вообще.

Другое хобби - книги - вылилось в меценатство. Ежегодно от его имени вручается 1000-латовая премия какому-нибудь литературному таланту (к выбору он принципиально не имеет никакого отношения). Самая искренняя мечта г-на Геркенса - открыть какого-нибудь неизвестного никому гения и помочь ему пробиться. Не исключено, что рано или поздно она осуществится.

Фото Романа Кокшарова.
Читайте еще по теме
Комментарии
Имя E-mail
 
 
Top.LV